Глава XVII

Сергей Владимирович Волчков

Сергей Владимирович Волчков — правнук Василия Чугунова, получившего охранную грамоту на мельницу от Ленина. Все детство Сергея Владимировича прошло на даче Смирновых (его родственников по маме), стоявшей напротив одного из царицынских дворцов — Хлебного дома. Об этой даче мы писали уже не раз — например, в материале, посвященном Оксане Павловне Синягиной, двоюродной сестре Сергея Владимировича. Именно в этом доме жил Сергей Григорьевич Смирнов — педагог и один из виднейших московских общественных деятелей рубежа XIX — XX веков, второй прадед нашего героя.

Почти весь наш рассказ будет посвящен этому дому и этой части семьи, но с мельником Василием Чугуновым связана еще одна забавная история, которая, правда, могла закончиться очень трагично.

Сразу после революции, еще до того, как у мельника появилась охранная грамота от Ленина, к Василию Чугунову пришла группа товарищей…

Папа

Василий Чугунов был дедом отца Сергея Владимировича — инженера-строителя Владимира Николаевича Волчкова.

Это была православная семья, и Владимир Николаевич, ходивший в церковь и крестивший своих детей, всю жизнь оставался беспартийным. Впрочем, это не помешало ему отвечать за крупные советские стройки — например, здания МИД.

Пока МИД строили, Владимир Николаевич водил родственников на крышу высотки. Это было запрещено, но оттуда открывался замечательный вид на Москву.

Владимир Николаевич, как вспоминает его сын, вообще никогда не боялся идти против правил. В 1955 году вышло постановление ЦК КПСС «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», положившее начало эпохе типовой застройки и хрущевских пятиэтажек. В результате этого постановления многие стройки оказались заморожены или закрыты. В. Н. Волчков, в тот момент отвечавший за строительство домов в начале Кутузовского проспекта и узнавший об указе накануне его официальной публикации, собрал бригаду и за одну ночь надстроил у одного из домов шестой этаж. Когда наутро вышло постановление о лимите в 5 этажей, разрушать построенное на народные деньги никто не решился. Поскольку проект домов предусматривал 10 этажей, махнули рукой и разрешили строить дальше.

Мама Сергея Владимировича, Нина Сергеевна Волчкова, была внучкой уже упоминавшегося С. Г. Смирнова и дочерью знаменитого в Царицыне зубного врача, Нины Васильевны Смирновой. Мы уже рассказывали об этой выдающейся женщине, после репрессий, в которых сгинул ее муж, жившей на царицынской даче и водившей дружбу со многими знаменитостями прошлого века, от журналиста Григория Рыклина до музыканта Святослава Рихтера.

Мама Нина Сергеевна

Мама и папа

Бабушка Нина Васильевна с приятельницей

На этой же даче с Рихтером познакомился и Сергей Владимирович. Как он сам вспоминает, дело было на помойке.

Рихтер шел в гости к Нине Васильевне. Заблудившись и оказавшись на задворках ее дома, увидел мальчика и спросил у него дорогу.

Помойка, кстати, образовалась на месте пруда, который существовал еще в начале ХХ века. В 1902 году пруд перегородили дамбой и нижнюю его часть осушили — по этой дамбе и сейчас можно пройти в парк со стороны оранжерей. В семье Смирновых считается, что построена она была по инициативе прадеда Сергея Владимировича — С. Г. Смирнова, после того как его сыновья там чуть не утонули, катаясь на самодельном плоту.

Сергей Григорьевич Смирнов (прадед Сергея Владимировича)

Сергей Сергеевич Смирнов (дед Сергея Владимировича)

Много лет спустя Сергей Владимирович — внук одного из тех мальчишек — тоже попытался покататься на плоту по этому пруду, выше дамбы, где еще оставалась вода.

Один из главных персонажей царицынских воспоминаний Сергея Владимировича, как и воспоминаний его сестры — это бабушка Нина Васильевна. В детстве они проводили у нее в гостях все лето, позже — постоянно приезжали.

Живя, мягко говоря, в не самых комфортных бытовых условиях, Нина Васильевна всегда умела быть элегантной.

Одной из главных радостей для детей был поход в буфет исполкома Ленинского райсовета, который размещался в бывшем (и нынешнем) Первом Кавалерском корпусе.

В буфете райсовета, как его называли местные жители, продавали совершенно невероятные котлеты.

При этом, как вспоминает сам Сергей Владимирович, в детстве его отношения с бабушкой были не всегда простыми. Дети хулиганили — тем более в фактически деревенском Царицыне для этого было множество возможностей — а бабушка пыталась за ними присматривать.

Кроме прочего, богатую пищу для разных мероприятий «на границе этических контуров» давал Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, в полном объеме стоявший у бабушки над диваном.

Друзья

Главным детским другом Сергея Владимировича был Александр Юрьевич Казанцев, герой сразу двух (1, 2) выпусков «Старожилов».

Смирновы и Казанцевы дружили семьями много лет, обоих мальчиков крестили в одной жестяной купели, дома — в 1950-е других вариантов, в общем, не было.

У Саши Казанцева было духовое ружье, и друзья строили пластилиновые армии, которые затем беспощадно расстреливали.

Окончив школу, Сергей Владимирович, как и его родители, стал инженером — на его счету десятки километров газопроводов по всему СССР. Поработав на стройках, он пошел в аспирантуру писать диссертацию.

То время он вспоминает как бесконечные часы в Ленинской библиотеке, которая тогда, как, впрочем, и сейчас, была уникальным местом. И не только из-за богатейшей коллекции книг.

Родовой царицынский дом простоял до 1990-х годов, пока не сгорел в результате пожара у соседей. Зато до самого последнего времени, до конца 2000-х, на участке оставался туалет с уникальной, литой дверной ручкой.

Воздушная улица, дом 2 (Хлебный дом)

Тамара Герасимовна Суханова

Трехкомнатная квартира во дворце, саркофаг для Ленина и земляника на крыше Оперного дома