Глава XV

Оксана Павловна Синягина

Если встать посередине мостика через овраг рядом с Хлебным домом — так, чтобы царицынские дворцы остались справа — прямо перед собой вы увидите небольшой холм, поросший старыми лиственницами и липами. На этом месте, по адресу Воздушная, 4, еще в начале 1990-х стоял дом Смирновых — семьи, чьи предки жили в Царицыне с начала XIX века. Одна из представительниц этой семьи — героиня новой главы «Старожилов» — Оксана Павловна Синягина.

В конце XVIII века в Россию из французского (сейчас — бельгийского) города Спа приехал француз Жозеф Дюлу. Вода, которой знамениты источники Спа и которые Дюлу привез в Россию, так понравились Екатерине II, что вскоре он стал официальным поставщиком безалкогольных напитков при императорском дворе.

Нужно отметить, что со временем Дюлу перестал возить воду из Спа, обнаружив, что источники города Кашина в Тверской губернии — ничуть не хуже. В 1802 году Дюлу приобрел в аренду большой участок земли в Царицыне и построил там дачу.

Аренду земли Дюлу оплатил на 150 лет вперед — до 1952 года.

После войны 1812 года о Жозефе Дюлу ничего неизвестно — скорее всего, он вернулся на родину. Но его дети остались в России, и внучка — Марина Николаевна Дюлу, вышла замуж за Сергея Григорьевича Смирнова (на фото — слева) — прадеда нашей героини, Оксаны Павловны Синягиной.

Мы уже не раз упоминали имя С. Г. Смирнова в выпусках «Старожилов». Один из известнейших общественных деятелей и педагогов в России рубежа XIX-XX веков, именно он стоял у истоков царицынской Красной школы.

С Сергеем Григорьевичем, кроме прочего, связана и история осушения оранжерейного пруда. Оксана Павловна рассказывает, что в начале 1900-х годов, когда ее дедушке — старшему сыну Сергея Григорьевича — было около 5 лет, они с братом катались по этому пруду на самодельном плоту. Катались и чуть не утонули. Узнав об этом, отец разозлился и велел спустить пруд. С тех пор на его месте овраг — тот самый, который мы переходим по дороге от оранжерей к Хлебному дому.

Спустя много лет, к 1920-м годам, этот чуть не утонувший в пруду мальчик стал крупным финансистом и сотрудником Наркомфина.

В 1922 году он женился на уроженке Царицына, Нине Васильевне Силуяновой. Нина Васильевна в 1913 году с отличием окончила 5-ю Московскую женскую гимназию и собиралась ехать учиться медицине в Лозанну.

Началась Первая мировая война, поездка сорвалась, а Нина Васильевна пошла на зубоврачебные курсы Фаворского и стала замечательным стоматологом. Спустя много лет она будет лечить все Царицыно. Но первые годы после свадьбы Смирновы, преуспевающая семья советского чиновника, жили в центре Москвы и приезжали в Царицыно только на дачу.

Все кончилось в 1934 году, когда Сергея Сергеевича арестовали по политической 58 статье и отправили в Казахстан. В лагере Сергей Сергеевич был бухгалтером — ГУЛАГу тоже требовались специалисты, и лучшие из них, даже отсиживая срок, иногда трудились по специальности. Да и начальство в лагере, как рассказывали, было тогда сравнительно гуманное. Срок у Сергея Сергеевича был по тогдашним меркам совсем небольшой — 3 года. Но наступил 1937-й, времена резко изменились, и выйти Смирнов не успел.

В 1937 году, за месяц до того, как Сергей Сергеевич должен был освободиться, в лагерь назначили нового начальника. Гораздо менее гуманного, чем предыдущий.

Репрессии против Сергея Сергеевича его семьи, странным образом, почти не коснулись. В том смысле, что ни его жену, ни детей не репрессировали как родственников врага народа, что тогда происходило почти автоматически. Возможно, сказалось то, что Нина Васильевна после ареста мужа вернулась с детьми в Царицыно — и потом так и оставалась здесь, до самой смерти.

В воспоминаниях Оксаны Павловны о Царицыне бабушка, Нина Васильевна, занимает главное место. Оксана Павловна родилась в 1950 году, спустя три года вместе с родителями переехала в Москву и потом возвращалась в Царицыно только как на дачу, то есть к бабушке (Оксана Павловна на фото — крайняя справа, бабушка — крайняя слева).

«Таких я больше не встречала. Это была дама.»

Проработав в разных стоматологических клиниках, бабушка открыла частный врачебный кабинет — в Царицыно, у себя дома. Правда, к тому времени фамильный дом Смирновых разделили на четыре части, а самих владельцев, как тогда говорили, уплотнили, оставив две комнаты, кухоньку и веранду. Так что кабинет был в одной из двух жилых комнат.

Как уже говорилось выше, Нина Васильевна лечила всё Царицыно. Ее вспоминают и герои «Старожилов», в том числе Виктор Алексеевич Малышев и, конечно, Александр Юрьевич Казанцев, чья семья дружила со Смирновыми не один десяток лет.

Оксана Павловна рассказывает, что ее бабушка умела заводить знакомства и дружбу с кем угодно и где угодно. Например, однажды в электричке Нина Васильевна познакомилась с молодым пианистом Святославом Рихтером.

В семейном архиве Смирновых сохранилось множество открыток Рихтера, которые он отправлял Нине Васильевне из заграничных гастролей. А когда бывал в Москве, приезжал в Царицыно. «Тоже пробирался к нам все по тому же оврагу, через кусты.»

Другим знаменитым другом Нины Васильевны был журналист, главный редактор журнала «Крокодил» Георгий Рыклин. Благодаря ему, кстати, у них дома появился телефон.

Собственный телефон на царицынской даче после войны был невероятной редкостью.

Сама Оксана Павловна в детстве тоже больше всего любила проводить время у бабушки. Даже болезнь, из-за которой она однажды не смогла вернуться в Москву и осталась на несколько дней в Царицыне, Оксана Павловна вспоминает как настоящее везение.

«Мы были с ней. Она была со мной, и никто больше нам не мешал.»

Как и многие советские люди, Смирновы во все годы советской власти продолжали ходить в церковь, крестить детей, отмечать православные праздники. Это не скрывали, но и не афишировали.

«Он есть и есть. Эта вера — она с молоком матери впитанная.»

Родители Оксаны Павловны — врач и физик — познакомились случайно. Ее мама — Екатерина Сергеевна Смирнова-Стеценко, ставшая выдающимся хирургом, в 1946 году работала ординатором в Первой Градской больнице. Папа, Павел Николаевич Стеценко, тогда же был в Москве проездом — он возвращался из Казахстана в родной Киев, попал под трамвай — и в больницу.

В Париже папа оказался благодаря собственным научным достижениям и профессорскому званию, заработанному на физфаке МГУ. Но случилось это совсем не сразу. Сначала ему нужно было где-то жить и как-то зарабатывать на жизнь.

«Явился в университет, на физфак, очень нагло там себя вел — и его взяли.»

В 1967 году бабушка умерла. К тому моменту она уже жила в Царицыне только летом, уезжая на зиму к дочерям. Дом после расселения еще долго стоял, пока уже в начале 1990-х не сгорел — у соседей загорелась проводка и огонь перекинулся на дома, стоявшие рядом. Сейчас на холме, окруженном оврагом, не осталось ни одного дома. Зато лиственницы и липы — до сих пор стоят.

Центральная улица

Борис Александрович Антюхин

Царицынская шпана, браконьерство и Иван Алексеевич Лихачев

Воздушная улица, дом 2 (Хлебный дом)

Тамара Герасимовна Суханова

Трехкомнатная квартира во дворце, саркофаг для Ленина и земляника на крыше Оперного дома