Глава ХХ

Элисса Михайловна Авдеева

После присоединения Царицына к Москве в 1960 году многие улицы были переименованы — чтобы не было дублей в названиях. Одна из них — Садовая, ставшая Каспийской — шла вдоль железной дороги от станции «Царицыно» и вливалась в главную улицу деревни Хохловка. Как раз на краю деревни стоял домик, сколоченный из досок и фанерных листов, между которыми был засыпан шлак с железной дороги — для тепла. В домике с 1948 по 1965 год жила семья танкиста Михаила Авдеева, после окончания войны с Японией вышедшего в отставку и переехавшего с Камчатки в Царицыно.

Здесь жили родственники его жены, которые помогли ему устроиться завхозом в знаменитую царицынскую школу №2, больше известную как «Бахрушинка».

Авдеев приехал с женой и двумя дочерьми: Тамарой и Элиссой, названной так в честь героини популярного в то время романа Г. Р. Хаггарда «Элисса, или Гибель Зимбое». Первые полтора года, пока Михаил Дмитриевич не купил домик у железной дороги, Авдеевы жили при школе. Элисса, главная героиня нового выпуска «Старожилов», в 1946 году пошла в эту школу во второй класс.

Михаил Дмитриевич, будучи завхозом «Бахрушинки», кроме прочего занимался школьным огородом, на котором он умудрялся выращивать арбузы. Элисса Михайловна вспоминает, как они обкладывали эти арбузы стеклышками, чтобы дать им больше солнца.

(На фото слева — М. Д. Авдеев поет на празднике в кузове грузовика. На фото справа — Тамара с мамой и родственниками.)

Домик на Садовой, как и все царицынские дома середины прошлого века, отапливался печкой. Печку топили торфяными брикетами, которые покупали на рынке. Элисса Михайловна вспоминает, что брикеты грузили в огромную корзину, впрягались в нее и волокли домой. (На фото слева — Тамара с соседским мальчиком у калитки дома. На фото справа — Элисса Михайловна (крайняя справа) с родственниками в царицынском парке.)

В этой печке, которую Элисса Михайловна очень любила, однажды погибли ее новые зимние ботинки.

Почти все время вне школы Элисса Михайловна проводила вместе с младшей сестрой. Тамара много болела и рано умерла. Элисса Михайловна связывает это с их детством на Камчатке и потом недолгим пребыванием во Владивостоке.

Во Владвостоке они оказались в 1946 году, вскоре после атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, когда Тамара была совсем маленькой.

Когда сестра подросла, Элисса Михайловна стала водить ее в детский сад — за железную дорогу, через пруды, на Крестьянскую улицу. В этот же сад во время войны на несколько лет переселилась 3-я («Красная») школа, как раз когда в ней училась другая героиня «Старожилов», Зинаида Васильевна Власова. Дорога шла мимо старинного царицынского кладбища с могилами XVII-XVIII веков. К тому времени от кладбища осталось только несколько надгробий, разбросанных по склону холма — на самом холме на месте кладбища в 1930-е годы установили памятник борцам за советскую власть посёлка Ленино (так с 1918 до 1960 года называлось Царицыно).

На участке Авдеевых было два дома. Во втором жила другая семья, с которой Авдеевы общались мало. Но именно с ней, точнее, с их бабушкой, как вспоминает Элисса Михайловна, связана история ее первого заработка.

Заработок состоял из пяти куриных яиц, которые Элисса Михайловна получила от неграмотной бабушки, попросившей написать ей письмо.

Переехав на Садовую, Элисса Михайловна перешла в школу № 14, нынешнюю Детско-юношескую школу олимпийского резерва № 44. По окончании, не добрав баллов в Московский авиационный технологический институт, пошла работать старшей пионервожатой в школу № 1 (нынешняя № 870), а спустя некоторое время поступила на заочное отделение Московского областного педагогического института им. Н. К. Крупской.

«Нужно, чтобы был человек, к которому можно прийти. И я пошла в педагогический».

А дальше история Элиссы Михайловны становится по-настоящему экзотической. В 1964 году, по окончании института, ей предложили поехать преподавать физику первым ученикам Secondary Boarding School — школы, только что построенной правительством и народом Советского Союза в дар правительству и народу Республики Сомали.

Школа располагалась недалеко от Могадишо, и первый год там учились только мальчики. Правда, мальчики были почти ровесниками учительницам, которым на тот момент было не больше 25 лет.

«Как сказал наш начальник, Наумов, по-моему, его звали: „Важнее всего — тенденция!“ — так что не моги. Но они, конечно, симпатичные были».

Отношения с братским народом Сомали у учителей складывались по-разному. На совместных праздниках ученики с учителями исполняли песни на языках друг друга. С другой стороны, когда однажды Элисса Михайловна поставила кому-то плохую оценку, то от расправы ее спасли лишь одноклассники рассвирепевшего школьника.

А в другой раз один из учеников буквально спас ей жизнь.

В Сомали Элисса Михайловна проработала два года, после чего в школу приехала новая смена советских учителей. Вернувшись в Москву, Элисса Михайловна вышла замуж, родила дочку и уехала из Царицына на другой конец Москвы. А спустя много лет вернулась обратно, в квартиру на Кантемировской, которую ее семья получила еще в 1965 году, взамен домика на Садовой — снесенного после того, как Царицыно стало Москвой.

Ремесленная улица, дом 11

Владимир Леонидович Логвинов

Царский министр, Святослав Рихтер и главврач царицынского роддома